В этом году Самарский Дворец Детского и Юношеского творчества отмечает не только свое 80-летие, но и ряд знаменательный дат, связанных с его историй. Имя Дворца неразрывно связано с его первым хозяином — Александром Николаевичем Наумовым.

Происхождение дворянского рода Наумовых относится к XIV веку. По семейной легенде Наумовы- дворянский род, происходящий от выехавшего из Швеции к великому князю Симеону Ивановичу Гордому «мужа честна, имя ему Павлик». У него был внук Наум, от имени которого и пошла фамилия[3,130].

Отец А.Н. Наумова - Николай Михайлович Наумов три года служил в гусарском полку. За отличное мужество и храбрость при сражении против турок, англичан и французов в Крыму 13 октября 1854 года у д. Чургуна 5 декабря 1854 года получил чин корнета, был награжден орденом св. Станислава и медалью. Был утвержден предводителем Ставропольского уезда Самарской губернии[3,131].

Александр Николаевич, потомственный дворянин, родился в Кременской волости Ставропольского уезда Самарской губернии, в родовом имении Головкино, 20 сентября 1868 года. Учился в симбирской гимназии вместе с сыном инспектора народных училищ Володей Ульяновым.

Вот что пишет Наумов в своих воспоминаниях про Ульянова-Ленина: «Центральной фигурой во всей товарищеской среди моих одноклассников был, несомненно, Владимир Ульянов, с которым мы учились бок о бок, сидя рядом на парте в продолжение всех шести летъ, и в 1887 году, окончили вместе курс.

Способности он имел совершенно исключительные, обладал огромной памятью, отличался ненасытной научной любознательностью и необычайной работоспособностью... Воистину, это была ходячая энциклопедия, полезно-справочная для его товарищей и служившая всеобщей гордостью для его учителей... По характеру своему Ульянов был ровного и скорее веселого нрава, но до чрезвычайности скрытен и в товарищеских отношениях холоден: он ни с кем не дружил, со всеми был на "вы"... в классе он пользовался среди всех его товарищей большим уважением и деловым авторитетом, но вместе с тем, нельзя сказать, что бы его любили, скорее - ценили.

В течение всего периода совместного нашего с ним учения мы шли с Ульяновым в первой паре: он — первым, я — вторым учеником, а при получении аттестатов зрелости он был награжден золотой, я же серебряной медалью...

Еще в те отдаленные времена Ульянов казался всем окружавшим его каким-то особенным... Предчувствия наши нас не обманули. Прошло много лет и судьба в самом деле исключительным образом отметила моего тихого и скромного школьного товарища, превративши его в мировую известность, в знаменитую отныне историческую личность — Владимира Ильича Ульянова-Ленина»[2,22].

Впрочем, вернемся к летописанию жизни нашего героя.

В 1892 году Александр Николаевич окончил Московский университет и поступил младшим кандидатом на судебную должность при Московской судебной палате. По собственному прошению вернулся в Самару ради земской и дворянской карьеры, поселился в имении в Ставропольском уезде в Новом-Буяне.

В 1896 очередное Самарское губернское земское собрание избрало Наумова членом земской управы. А в 1897 году он стал «заступающим место» (заместителем) председателя губернской земской управы и получил чин титулярного советника.

В Самаре Александр Николаевич женился на дочери богатого купца Анне Константиновне Ушковой и, видимо, из-за семейных дел, отказался от членства в управе.

Ставропольское уездное земское собрание избрало Наумова почетным мировым судьей, а в 1902 г. он стал ставропольским уездным предводителем дворянства и председателем уездного земского собрания[1].

С 1905 по 1915 годы Александр Николаевич был самарским губернским предводителем дворянства и председателем самарского губернского земского собрания. Его назначение совпало с революционным конфликтом 1905-1907 гг. В тяжелейших условиях, в беспокойстве о себе и семье Наумов сделал все чтобы остановить беспорядки в Самаре и губернии.

Наумов вспоминает о событиях 1905-1907 года так: «Началось это с памятного для меня 13-го октября… На Дворянской улице произошла уличная демонстрация с участием рабочаго люда, для разгона которого был вызван усиленный наряд полиции...В результате возникшей перестрелки один из рабочих — некий Кораблев — был убит. Уличная свалка кончилась, но общее настроение в городе создалось тревожное.

Убийство Кораблева послужило началом самарских беспорядков, как бы сигналом для появления целого ряда революционных организаций во главе с … комитетом общественной безопасности»[2,15].

Александр Николаевич деятельно отреагировал на события, происходившие в городе, им было организованна «Партия порядка на началах Манифеста 17-го октября».

Действуя совместно с подполковником Кременцовым, его сотней оренбургских казаков и пехотным полком Барнова удалось разоружить бунтующую артиллерийскую часть и „взять“ Пушкинский дом, где «сосредотачивались все революционные элементы».

«В городе установился относительный порядок, поддерживаемый казачьими разъездами. Пальба и хулиганство прекратились»[2,54].

Семья Александра Николаевича росла (у него было шестеро детей) и социальный статус предполагал обзаведение большим и престижным домом в элитарной части Самары. В 1899 году Наумов выкупил участок земли у владельца Жигулевского пивзавода Альфреда фон Вакано. Проект особняка разработал архитектор А. Щербачев в стиле Итальянского ренессанса.

Александр Николаевич Наумов вспоминал: «Как описать всю ту красоту линий, всю гармоничность пропорций, которые выявил на деле с огромным художественным чутьем талантливый архитектор — милейший мой друг Александр Александрович Щербачев! Главный секрет красоты заключался в том, что, вопреки всяческим запугиваниям и отговариваниям, весь передний фасад дома был выложен из жигулевского камня, некоторые же части его, как например, колонны на парадном подъезде, высекались из цельных колоссальнейших глыб. Из того же самого камня, из которого сложен был весь фасад, я велел сделать большой, в рост человека, камин для своего кабинета, отшлифовав его так же, как обычно это делалось для выделки мрамора. Получилось нечто исключительно красивое и импозантное, напоминавшее ценнейший материал далекой Италии»[2,209].

Большая часть здания была отведена под господский дом. На остальном участке было: двухэтажное каменное здание (квартиры для заведующего домом, кучера и др), особое помещение для собственной электрической станции (городского электричества в то время еще не существовало), прачечная с сушильней, каретник с шестью стойлами, коровник, сеновал, курятник и погреб.

«Дом наш обращал на себя всеобщее внимание, им, бывало, постоянно любовались пассажиры с проходивших мимо него пароходов, а городские извозчики неизменно подвозили заезжую публику к нему и показывали его, как свою городскую гордость, выпрашивая от своих седоков лишние чаевые»[2,211].

На первом этаже располагался кабинет хозяина, библиотека, оружейная с окнами на центральный фасад и касса. В глубине двора центрального крыла — зимний сад,  бильярдная, буфет, веранда и терраса. В боковом крыле — комнаты для приезжих, уборная, ванная, лакейская, кухня. Между этажами парадная мраморная лестница. Парадные помещения второго этажа: Гостиная с балконом, зал и будуар, зимний сад, столовая и буфет. В боковом крыле — две детских и комната гувернера, игральная, ванная, уборная и спальня с балконом.

Наумов активно занимался благотворительностью: был попечителем Ставропольского реального училища и 2-й Самарской гимназии, членом Самарского местного управления Российского общества Красного Креста, почетным мировым судьей Самарского и Ставропольского уездов, почетным смотрителем Ставропольского городского училища.

В Государственном Совете Александр Николаевич занимал место верховной комиссии, разбиравшей судебные дела, превышающие компетенцию местных судебных органов.

В начале мировой войны Александр Николаевич был «руководителем всей деятельности краснокрестных учреждений в обширном Приволжском районе», устроил в доме дворянства лазарет для раненых. Добился правительственной ассигновки в 170000 рублей на оборудование в Самаре военного госпиталя.  В 1915 году Горемыкин предложил Наумову от имени Николая II пост министра земледелия[1]. Надо понимать, что в это время шла тяжелая, Отечественная, как ее тогда называли, война — Николай Александрович занимался поставками продовольствия на фронт.

Когда дочь Наумова Мария вышла замуж, Александр Николаевич выпросил отдых и приехал на свадьбу. Его противники воспользовались отъездом и почти сразу после возвращения в столицу его сняли с поста министра. И он вернулся в Самару окончательно.

18 января 1917 года он продал дом председателю военно-промышленного комитета Самары купцу В.Башкирову. После октябрьской революции уехал с семьей заграницу. Умер Александр Николаевич 3 августа 1950 года в эмиграции.

«Волга, Волга — мать родная! С тобой связана вся моя жизнь с колыбели; на тебе я рос и мужал; на твоем просторе развивал я свои силы и вольную душу; в твоих стихиях закалял свой характер и черпал запасы энергии и неустрашимости!.. Без тебя я скучал и тосковал, привыкнув тобою всегда любоваться. Ушел Симбирский дом, я выстроил новый в Самаре из твоих же Жигулевских камней да так, чтоб опять наслаждаться без конца твоей родной для меня бесконечно чарующей стихией и жизнью...».

Александр Николаевич Наумов был патриотом Родины и родного края. Не будем же забывать своего земляка!

С. Васюткин.

Список источников и литературы:

  1. Алексушин Г. Все лучшее — детям// Свежая газета. Самара, 2007. — С.10
  2. Наумов А.Н. Из уцелевших воспоминаний (1868-1917). Книга 1 — Нью-Йорк: Изд. А.К. Наумовой и О.А. Кусевицкой, 1954 —  С. 590
  3. Селиверстов С. С. Повседневная жизнь дворянской семьи Наумовых // Известия Пензенского государственного педагогического университета им. В. Г. Белинского. — 2009. — № 15. — С.130-134


Joomla Gallery makes it better. Balbooa.com