Олег Дмитриевич Мочалов-

доктор исторических наук,

ректор, профессор кафедры отечественной истории и археологии

Самарского государственного социально-педагогического университета

 

Как-то раз один из моих школьных друзей рассказывал мне, что во Дворце пионеров и школьников есть коллектив юных геологов с очень активным руководителем- Юрием Никифоровичем Мелкозеровым. Так мы с моим двоюродным братом узнали об этом кружке, и пришли на занятия.

Во Дворце пионеров я стал ходить, не только в геологический кружок, но и в изостудию, правда, очень короткое время. Поскольку времени не хватало,   изостудию я забросил, а в коллектив геологов продолжил ходить три года.

Вот некоторые кружковцы-геологи, которых я помню: Сергей Волков — мой  двоюродный брат, мы с ним регулярно общаемся, Роман Лямшин — сейчас заместитель директора  ГТРК «Самара», Дмитрий Башлаев - с ним мы в детстве очень дружили, а сейчас уже не виделись лет 30, Михаил Карев, Женя Финаев.

Занятия проходили во Дворце пионеров на первом этаже два раза в неделю. Каждое занятие длилось по 40 минут. Юрий Никифорович читал нам  интересные лекции, показывал фотографии, коллекции минералов, книги по геологии известных ученых и, естественно, очень много рассказывал, как он работал практикующим геологом на Урале. У каждого из нас была общая тетрадь, где мы записывали то, что он нам рассказывал. Он был  очень интересный рассказчик.

Помню как-то летом 1985 года ездили на неделю в Москву на Всероссийский слет членов экспедиционных отрядов «К тайнам природы». Тогда мы остановились в городской станции юных туристов в Лефортово.

В Москве Юрий Никифорович водил нас на всевозможные организованные экскурсии по музеям, где были экспозиции по геологии. Мы посетили и палеонтологические выставки, Мелкозеров очень любил нам рассказать про ископаемые останки. Также была организована 3-х часовая экскурсия, во время которой мы посмотрели достопримечательности Москвы, ведь многие ребята были в столице в первый раз.   

В другой раз наша группа отправилась на Средний Урал. Ехали мы на поезде до Екатеринбурга. Тогда таких комфортных условий как сейчас не было. Естественно, плацкартные вагоны, обратно вообще в сидячих. Лежать можно было только на багажных полках.

В Екатеринбурге, так же как и в Москве, мы жили на станции юных туристов. Были на экскурсии в местном краеведческий музей, где геология, естественно, была широко представлена. Посетили и город Березов, заброшенные шахты по добыче минералов. Много ходили пешком. Посетили город Невьянск, где когда-то Мелкозеров работал геологом и руководил работами. Черные работы тогда выполняли заключенные, некоторые из них после освобождения остались там жить и узнали его спустя много лет. Они уважительно называли его Юрий «Начальник».

В Екатеринбурге Юрий Никифорович познакомил нас с каким-то известным местным геологом, побывали у него в гостях. Звали этого человека Иван Кузьмич. Помню, как мы ходили к Кузьмичу в гости.

Еще периодически Юрий Никифорович возил нас на Новосемейкинское месторождение серы и глины. Добирались на электричке. Там были действующие карьеры, куда ходить, естественно, нельзя было, - работали машины. А нас водили на карьеры отработанные.  Также была экскурсия в Ширяевские штольни, там мы тоже пытались найти образцы, не помню, нашли или нет, но были мы там.

По поводу находок. Мы собирали то, что видели: медную руду, малахит, кварц, всякие минералы. В основном мы ходили по отработанным источникам, которые Юрий Никифорович знал лично, потому что там когда-то работал. И так собирали какие-то остатки, чтобы иметь образцы. Пополняли свои домашние коллекции, у каждого кружковца была такая. Собирали и для Дворца пионеров. Свою коллекцию я кому-то уже подарил давно, возможно своему ученику, когда совсем перешел с геологии на археологию.

Подготовка к экспедиции для нас была праздником. Было специальное оборудование, палатки, примерно такое же, как в археологической экспедиции.  

А вот для Мелкозерова подготовка была сложной в плане бюрократической волокиты. Нужно было многое согласовать с Горкомом и Обкомом партии. Что-то разрешали, что-то не разрешали, - такова была техника безопасности. Все-таки детьми были тогда.

Естественно,  когда мы ходили в пешие походы, существовало распределение работы. Кто-то дежурил по кухне, как в «археологичке*». Но все в экспедиции фотографировали. У меня был фотоаппарат «ФЭД» («Феликс Эдмундович Дзержинский»)- отцовский подарок.

В экспедициях Юрию Никифоровичу помогали помощники, не помню, какой именно статус был у этих людей, но помню, что это были дополнительные руководители.

Ю.Н. Мелкозеров был одержимым руководителем, патриотом своего дела, человеком очень добрым, увлеченным. Весь был погружен в геологию.  Помню, как мы были у него в гостях. Он жил на Карла Маркса недалеко от пересечения с улицей Революционной. Помню Хрущевку из белого кирпича, это жилой дом и сегодня стоит. В гостях он нам показывал свою очень красивую коллекцию минералов и полудрагоценный камней, чаем угощал с вареньем.

Похвастаюсь, я три раза участвовал в городских геологических олимпиадах и дважды занимал первое место. Может где-то дома и грамоты остались. Проходили эти Олимпиады также на территории Дворца пионеров. Нам давали письменные и устные задания. Помню, как перед нами выкладывали камни (10-15 штук). Задание: кто больше определит, как называется тот или иной минерал или, например, нужно было классифицировать образец.

В геологии существует целая система классификации камня: горная порода, минералы, драгоценные камни, полудрагоценные, ювелирно-поделочные.

Работа в кружке привила мне любовь к древней истории, ведь геология - это история земной коры, плюс мы на занятиях косвенно касались и палеонтологии. Потом, уже уйдя из кружка и став старшеклассником, мне стала близка археология. А на первом курсе родного нам с Вами, исторического факультета я стал серьезно заниматься археологией. Но геологию я не забыл, дома были и книги по книги по геологии, и коллекция небольшая.

Занятия во Дворце пионеров и школьников во мне дисциплину. В экспедиционных поездках обязательно нужна дисциплина. Мы же были подростками 12-15 лет. И, естественно, мы вели себя не всегда подобающим образом. На занятиях могли начать хихикать, отвлекаться на другие темы.  Чтобы Вы понимали, не то что мы были хулиганами какими-то, просто энергетика подростковая могла зашкаливать, выплескиваться через край. Сами понимаете как подростки себя ведут. А Юрий Никифорович мог жестко сказать, сумел научить нас соблюдать режим работы и, конечно, привил любовь к науке. Большое ему за это Спасибо!

Прим. Археологичка — разг. Археологическая экспедиция.

Беседовал Сергей Васюткин

mochalov1