Семья у родителей моего отца была большая - их было одиннадцать братьев и сестер. Последними родилась двойня: мой отец - Василий Павлович Финкельштейн и его брат близнец. Судьба брата сложилась трагически, он ушел добровольцем на фронт и погиб под Москвой. Вся большая семья жила в городе Моршанске, что в Тамбовской области. 
Моршанск- маленький городишко, и в семье решили, что дети должны быть образованными. Василий Павлович и две его старшие сестры решили поступить в Саратовский университет. Почему папа и его сестры решили именно туда поступить, в голову не пришло спросить. Часть братьев и сестер осталась жить в Моршанске. Иногда они приезжали сюда в Самару, навестить нас. Сейчас понимаю, какое это детское счастье, какая это такая драгоценность, когда есть большое количество родных, близких людей. 
После окончания Саратовского университета моего отца по распределению направили преподавать в Куйбышев. 
Учителем он был замечательным. Но дело, которому он посвятил всего себя — это литературный кружок, затем ставший филологической школой. Руководство литературным кружком - это была, по сути, основная работа, та работа, которой он отдавал очень много душевных сил. В этот коллектив стремились ребята - школьники старших классов со всего города, потому что это было уникальное место. Школа советского времени - это очень серьезная официальная организация, очень идеологизированная, со строгой дисциплиной. 
Филологическая школа Дворца пионеров напротив была лишена всякого налета казенщины. Абсолютно. Аура, атмосфера, которая царила в этом кругу, была совершенно, в корне отличной от той, что была в любой советской школе, даже очень хорошей. Важной чертой коллектива был уважительный разговор с ребятами. Когда в тебе видят человека, личность и очень уважительно к тебе относятся - это рождает стремление по зову души и сердца приобщиться к общему делу, творчески и с охотой работать. Этот коллектив был настоящим оазисом с животворной атмосферой, говорю это как выпускник филологической школы. 
Огромное количество знаменитых ныне горожан закончило литературный кружок. Большая часть выпускников ушла в гуманитарную сферу, но очень многие стали специалистами в точных науках. Я работал в строительном институте, когда я пришел туда устраиваться, то встретил Т.Б. Арбузову- доктора наук, заведующую кафедрой строительных материалов. Она также была воспитанницей филологической школы Дворца пионеров и школьников. Таких случаев было много: врачи, инженеры очень многие, артисты, журналисты. Очень многие с теплотой вспоминают учебу во Дворце. 
Папа часто на занятия приглашал гостей - ведущих профессоров Куйбышевского педагогического института. Педагогический институт был в то время одним из лучших высших учебных заведений Советского Союза. Одно время папа сам преподавал в институте, был со многими преподавателями в хороших отношениях, лично их знал. Ведущие профессоры института приходили читать лекции во Дворце, общались с ребятами. Это было очень интересно. Такие конференции проходили в большом зале Дворца пионеров. Выступали: Я.А. Роткович, Бочкарев, М.С. Силина. 
Выступали многие ведущие деятели культуры, многие поэты: Андрей Андреевич Вознесенский, Роберт Иванович Рожденственский, Мария Владимировна Миронова (народная артистка СССР, мать Андрея Миронова). 
До сих пор помню, хоть и прошло много лет, как проходили обычные занятия в школе юных филологов. Когда я или кто-то из моих друзей получал задания-сообщения, то тогда занятия проходили за круглым столом. Это была не очень большая аудитория, хотя человек 30 помещалось вокруг громадного круглого стола. Мы садились, и начиналась беседа по темам. Сегодня, скажем, говорили о Паустовском, завтра о Маяковском. Парни и девчонки выступали, обсуждали - живая человеческая, творческая атмосфера. На следующее занятие выдавались новое задание. 
В гости к отцу часто приходили многие и выпускники и воспитанники филологической школы, так хотели с папой пообщаться. 
Василий Павлович был человеком замечательным. Дома у нас всегда была теплая, ровная атмосфера. Возникало ощущение, что ты за каменной стеной. В семье нас было трое детей, и все мы были не паиньки. Время, когда мы росли, было страшное - время после войны. Мама моя - Нина Моисеевна, пока мы не подросли, всегда была с нами дома. А папа был настоящим добытчиком и содержал всю семью. Мама пошла работать только после того как мы «встали на ноги». Хотя папа много работал, мы не ощущали, что он не может с нами общаться, потому что загружен. Такого никогда не было. 
За 40 лет, которые я жил с папой не помню, просто не было случая, чтобы он не только руку, голос чтобы поднял. 
Любимыми писателями у него были Антон Павлович Чехов, Максим Горький. 
Понимаете, вот хорошая погода ее не замечаешь, потому что она хорошая, ну приятно. А вот когда подымается ветер, идет дождь и холод, только тогда понимаешь как хорошо, когда тепло. 
Когда я уже стал совсем взрослым человеком, понял, что родители у меня были редкие, замечательные. Теперь понимаешь, что тогда было очень, очень тяжелые годы для взрослого человек а- годы перед смертью Сталина: 47-й, 48-й, 49-й. Такого жуткого, страшного государственного антисемитизма. Это я теперь понимаю, что можно было впасть в меланхолию. Теперь только понимаю, насколько должно было быть страшно. Но я не помню, чтобы отец выбивался из колеи. Замечательным он был человеком. 

Благодарим за интервью и предоставленные фотографии 
Михаила Павловича Финкельштейна 

Записал Сергей Васюткин

pH1EcD wkAcOWaWIAIiPq0fFgnrceBtbo

Николай Семёнович Юдин
Один из первых в стране мастеров планерного спорта, летчик-инструктор Куйбышевского аэроклуба. В 1936 году он стал инвалидом: мог передвигаться только на костылях и протезах. Но твердо решил вернуться в небо, снова встать в строй советских летчиков. И он осуществил свою мечту. Ему официально разрешили летать. Во время Великой Отечественной войны старший лейтенант Юдин занимался подготовкой военных пилотов десантных планеров. 
В довоенные и послевоенные годы - руководитель кружка «Умелые руки», заведующий отделом техники городского Дворца пионеров.

 d7l Xm qeg


Михаил Александрович Матянин
В юности Михаил Матянин увлекался фотографией и рисованием. Занимался в кружках Куйбышевского Дворца пионеров. Мечтал об операторском отделении ВГИКа. Когда началась война, комсомолец Михаил Матянин, не дождавшись своих положенных 18, ушёл добровольцем на фронт. Воевал на Северо-западном, Калининском, Третьем и Втором Прибалтийских и Первом Белорусском фронтах. Старший сержант Матянин, парторг роты связи дошёл до Берлина и написал на стенах рейхстага: «Мы с Волги!». Получил свои положенные, кровью завоёванные награды: два ордена Отечественной войны, два ордена Красной Звезды и самую боевую награду солдата «За отвагу». Весной 1947 года вернулся в Куйбышев, живой и невредимый.

tJfABNMZ5ec


Зоя Кузьминична Кузьмина 
С 1939 года по октябрь 1941 года работала заведующей пионерским кабинетом Куйбышевского Дворца пионеров. Потом — в горкоме комсомола. В 1942-ом по партийной мобилизации ушла на фронт в качестве политрука роты.
В 1946 году вернулась во Дворец и работала заведующей массовым отделом. С 1950 до 1957 год — директор Дворца пионеров. 
Награждена многими правительственными наградами.

FYKjFH9lDt8


Рудольф Яковлевич Евилевич 
Участник Великой Отечественной войны. В 1941 окончил Ленинградское КВИУ им. А.А. Жданова. В первый же день войны 22 июня 1941 вступил в боевые действия под Ровно. 
Потеряв на войне зрение и слух, он продолжал жить и активно работать с детьми из разных школ города. Получил профессию писателя и журналиста. Рудольф Яковлевич - инициатор и организатор движения "красных следопытов" в Куйбышеве, легендарный руководитель клуба красных следопытов «Десант» Куйбышевского Дворца пионеров и школьников. Автор книг «Десантники» идут по следу», «Подвигу солдата поклонись», «Им было по восемнадцать», «Наступление не отменяется».

LJyj7tdk1R8


Николай Петрович Рузанов 
Вместе с 58-м гвардейским миномётным полком Николай Петрович освобождал Сталинград, прошёл всю Украину, дошёл до Вены. Закончил войну в звании старшего сержанта. Награждён медалями «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За освобождение Будапешта», «За освобождение Вены». 
Работал во Дворце пионеров с октября 1935 года до 1939 года и с 1955 года по 1973 год заведующим отделом техники.

Wxo1vz7BILU


Харлампий Фотиевич Киселев 
Военный капельмейстер. 
Почти 27 лет отслужил в рядах Красной Армии. Ушел из вооруженных сил с должности начальника курса в Новосибирской школе музыкальных воспитанников Красной Армии. Награжден Орденом Красного Знамени, Орденом Ленина, Медалью «За победу над Германией». 
11 декабря 1946 года пришел работать преподавателем теории музыки и сольфеджио в детскую музыкальную школу Куйбышевского Дворца пионеров.

hu8bqZWrdH8


Геннадий Петрович Гавердовский 
Участник Великой Отечественной войны, капитан 2 ранга в отставке. 
Война началась в день его рождения – 22 июня. В 1941 году ему исполнилось 14 лет. Наравне со взрослыми по 12-14 часов в сутки работал на 4-м Государственном подшипниковом заводе сверловщиком. С 1943 года до конца войны служил торпедным электриком на Краснознаменном лидере эсминцев "Баку". 
После войны еще долго слу¬жил на кораблях Северного флота. После демобилизации с флота работал на комсомольской, партийной и хозяйственной работе в родном городе Куйбышеве – Самаре. 
Награжден медалями "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.", «Участнику морских конвоев 1941-1945 гг.".

2ZfuDSl2EJE


Евстропов Николай Трофимович
Участник Великой Отечественной войны, председатель Совета ветеранов пионерского движения Куйбышевского городского Дворца пионеров, член Совета Куйбышевского военно-научного общества. Благодаря активной работе Николая Трофимовича, другому герою Великой Отечественной войны Ивану Гурьяновичу Булкину было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза, названа в его честь одна из улиц города.

lC B ax9VOY

Олег Дмитриевич Мочалов-

доктор исторических наук,

ректор, профессор кафедры отечественной истории и археологии

Самарского государственного социально-педагогического университета

 

Как-то раз один из моих школьных друзей рассказывал мне, что во Дворце пионеров и школьников есть коллектив юных геологов с очень активным руководителем- Юрием Никифоровичем Мелкозеровым. Так мы с моим двоюродным братом узнали об этом кружке, и пришли на занятия.

Во Дворце пионеров я стал ходить, не только в геологический кружок, но и в изостудию, правда, очень короткое время. Поскольку времени не хватало,   изостудию я забросил, а в коллектив геологов продолжил ходить три года.

Вот некоторые кружковцы-геологи, которых я помню: Сергей Волков — мой  двоюродный брат, мы с ним регулярно общаемся, Роман Лямшин — сейчас заместитель директора  ГТРК «Самара», Дмитрий Башлаев - с ним мы в детстве очень дружили, а сейчас уже не виделись лет 30, Михаил Карев, Женя Финаев.

Занятия проходили во Дворце пионеров на первом этаже два раза в неделю. Каждое занятие длилось по 40 минут. Юрий Никифорович читал нам  интересные лекции, показывал фотографии, коллекции минералов, книги по геологии известных ученых и, естественно, очень много рассказывал, как он работал практикующим геологом на Урале. У каждого из нас была общая тетрадь, где мы записывали то, что он нам рассказывал. Он был  очень интересный рассказчик.

Помню как-то летом 1985 года ездили на неделю в Москву на Всероссийский слет членов экспедиционных отрядов «К тайнам природы». Тогда мы остановились в городской станции юных туристов в Лефортово.

В Москве Юрий Никифорович водил нас на всевозможные организованные экскурсии по музеям, где были экспозиции по геологии. Мы посетили и палеонтологические выставки, Мелкозеров очень любил нам рассказать про ископаемые останки. Также была организована 3-х часовая экскурсия, во время которой мы посмотрели достопримечательности Москвы, ведь многие ребята были в столице в первый раз.   

В другой раз наша группа отправилась на Средний Урал. Ехали мы на поезде до Екатеринбурга. Тогда таких комфортных условий как сейчас не было. Естественно, плацкартные вагоны, обратно вообще в сидячих. Лежать можно было только на багажных полках.

В Екатеринбурге, так же как и в Москве, мы жили на станции юных туристов. Были на экскурсии в местном краеведческий музей, где геология, естественно, была широко представлена. Посетили и город Березов, заброшенные шахты по добыче минералов. Много ходили пешком. Посетили город Невьянск, где когда-то Мелкозеров работал геологом и руководил работами. Черные работы тогда выполняли заключенные, некоторые из них после освобождения остались там жить и узнали его спустя много лет. Они уважительно называли его Юрий «Начальник».

В Екатеринбурге Юрий Никифорович познакомил нас с каким-то известным местным геологом, побывали у него в гостях. Звали этого человека Иван Кузьмич. Помню, как мы ходили к Кузьмичу в гости.

Еще периодически Юрий Никифорович возил нас на Новосемейкинское месторождение серы и глины. Добирались на электричке. Там были действующие карьеры, куда ходить, естественно, нельзя было, - работали машины. А нас водили на карьеры отработанные.  Также была экскурсия в Ширяевские штольни, там мы тоже пытались найти образцы, не помню, нашли или нет, но были мы там.

По поводу находок. Мы собирали то, что видели: медную руду, малахит, кварц, всякие минералы. В основном мы ходили по отработанным источникам, которые Юрий Никифорович знал лично, потому что там когда-то работал. И так собирали какие-то остатки, чтобы иметь образцы. Пополняли свои домашние коллекции, у каждого кружковца была такая. Собирали и для Дворца пионеров. Свою коллекцию я кому-то уже подарил давно, возможно своему ученику, когда совсем перешел с геологии на археологию.

Подготовка к экспедиции для нас была праздником. Было специальное оборудование, палатки, примерно такое же, как в археологической экспедиции.  

А вот для Мелкозерова подготовка была сложной в плане бюрократической волокиты. Нужно было многое согласовать с Горкомом и Обкомом партии. Что-то разрешали, что-то не разрешали, - такова была техника безопасности. Все-таки детьми были тогда.

Естественно,  когда мы ходили в пешие походы, существовало распределение работы. Кто-то дежурил по кухне, как в «археологичке*». Но все в экспедиции фотографировали. У меня был фотоаппарат «ФЭД» («Феликс Эдмундович Дзержинский»)- отцовский подарок.

В экспедициях Юрию Никифоровичу помогали помощники, не помню, какой именно статус был у этих людей, но помню, что это были дополнительные руководители.

Ю.Н. Мелкозеров был одержимым руководителем, патриотом своего дела, человеком очень добрым, увлеченным. Весь был погружен в геологию.  Помню, как мы были у него в гостях. Он жил на Карла Маркса недалеко от пересечения с улицей Революционной. Помню Хрущевку из белого кирпича, это жилой дом и сегодня стоит. В гостях он нам показывал свою очень красивую коллекцию минералов и полудрагоценный камней, чаем угощал с вареньем.

Похвастаюсь, я три раза участвовал в городских геологических олимпиадах и дважды занимал первое место. Может где-то дома и грамоты остались. Проходили эти Олимпиады также на территории Дворца пионеров. Нам давали письменные и устные задания. Помню, как перед нами выкладывали камни (10-15 штук). Задание: кто больше определит, как называется тот или иной минерал или, например, нужно было классифицировать образец.

В геологии существует целая система классификации камня: горная порода, минералы, драгоценные камни, полудрагоценные, ювелирно-поделочные.

Работа в кружке привила мне любовь к древней истории, ведь геология - это история земной коры, плюс мы на занятиях косвенно касались и палеонтологии. Потом, уже уйдя из кружка и став старшеклассником, мне стала близка археология. А на первом курсе родного нам с Вами, исторического факультета я стал серьезно заниматься археологией. Но геологию я не забыл, дома были и книги по книги по геологии, и коллекция небольшая.

Занятия во Дворце пионеров и школьников во мне дисциплину. В экспедиционных поездках обязательно нужна дисциплина. Мы же были подростками 12-15 лет. И, естественно, мы вели себя не всегда подобающим образом. На занятиях могли начать хихикать, отвлекаться на другие темы.  Чтобы Вы понимали, не то что мы были хулиганами какими-то, просто энергетика подростковая могла зашкаливать, выплескиваться через край. Сами понимаете как подростки себя ведут. А Юрий Никифорович мог жестко сказать, сумел научить нас соблюдать режим работы и, конечно, привил любовь к науке. Большое ему за это Спасибо!

Прим. Археологичка — разг. Археологическая экспедиция.

Беседовал Сергей Васюткин

mochalov1

Аннэта Яковлевна Басс родилась 16 апреля 1930 городе в Самаре в семье служащих. Отец был инженером-лесоводом, а мать работала в музыкальном училище в государственной филармонии. 
С 1938 по 1941 год маленькая Аннэта Яковлевна училась в школе №8, а затем с 1941 года по 1948 год в школе №15, которую закончила с серебряной медалью. В это же время Аннэта Яковлевна впервые перешагнула порог «дома с волшебными окнами». 
В Куйбышевском Дворце пионеров и школьников Аннэта Басс стала заниматься в кружке художественного слова Оскара Осиповича Маркова, но вскоре узнала о работе филологического коллектива Василия Павловича Финкельштейна. Здесь она нашла друзей на всю жизнь: Ефима Кнохинова (будущего директора, долгие годы возглавлявшего школу №88), Лизу Крушину и Юру Щербакова. 
Интересную учебу прервала война. В это время во Дворце пионеров расположилось, эвакуированное из Москвы, посольство Королевства Великобритании и Северной Ирландии. 
Вот что вспоминала Аннэта Яковлевна на встрече памяти Василия Павловича Финкельштейна, посвященной 40-летию Филологической школы, об одном из учеников Василия Павловича- Юрии Щербакове: 
«Помню, мы все, а Юра еще с семьей, плавали на пароходе, а однажды…едем в лодке и читаем стихи: 
Нет реки прекрасней, чем Волга, 
Нет ночей прекрасней, чем на ней… 
Затем входим в город, поднимаемся по улице Венцека, подходим к памятнику, тогда там еще был сквер. Помню, Юре он очень нравился… Юра писал стихи. 
Я помню, как он рвался на фронт, а его не брали, а он очень хотел. Затем он выяснил, что по росту подойдет в кавалерию, и ушел на фронт. Одно из последних писем его было написано в стихах…, а, вскоре, он погиб. Ученик Василия Павловича. Наш друг. Такой же, как мы, только старше...» 
Только в 1943 году дипломаты вернулись в столицу, а Куйбышевский Дворец пионеров снова распахнул двери. В честь этого события было проведено торжественное собрание, на котором юный филолог- Аннэта Басс зачитала письмо «Дорогому товарищу Сталину» за этот драгоценный подарок, который получили дети. 
В 1948 году Аннэта Яковлевна окончила школу, закончилась и ее посещение филологической школы Дворца пионеров. Басс уехала в Северную столицу и поступила на исторический факультет в Ленинградский университет имени А.А.Жданова. 
После окончания университета, выпускница Басс была распределена на работу в Куйбышевский художественный музей, в котором работала с 1953 года, сначала научным сотрудником, а затем старшим научным сотрудником. 
Так началась ее музейная работа. 
1 апреля 1958 года Аннэта Яковлевна была назначена директором художественного музея. В то время она являлась самым молодым директором музея в РСФСР. В этой должности проработала до мая 1987 года. Затем с 1987 по 1992 год она занимала должность заместителя директора по науке, а с 1992 года опять была назначена директором музея. 
В конце 50-х и 60-е годы под руководством Аннэты Яковлевны сотрудники музея разыскали портреты кисти старых мастеров: Ф. Рокотова, В.Боровиковского, В.Тропинина, А.Веницианова, И. Репина, В. Сурикова, сумели собрать коллекции произведений самарских художников конца XIX- начала XX века. 
В отдел советского искусства Куйбышевского художественного музея от министерства культуры СССР поступили картины с всесоюзных и республиканских выставок, а также были приобретены лучшие работы куйбышевских художников с областных и персональных выставок. 
Одновременно с собирательской деятельностью проводились большие реставрационные работы с привлечением столичных специалистов. 
Басс написала много статей, связанных с творчеством художников Самарской губернии, например: «По художественным местам» (1975); «Путь в семь десятилетий» и «Мастер шести»(1986): о выставках московских художников. С 1980-х годов выступала с лекциями по изобразительному искусству о мастерах Самары-Куйбышева на краеведческих четвергах музея. 
В 60-70-е годы Аннэта Яковлевна активно сотрудничала с Куйбышевским телевидением. В это время было написано множество сценариев для телевизионной передачи «Палитра». К 100-летию художественного музея местным телевидением был снят фильм о музее «Дом на Дворянской» в трех частях, автором которого являлась Басс. 
Аннэта Яковлевна, при поддержке областного управления культуры и администрации Самарской области, подготовила издание следующих книг: «От модерна до Авангарда», «Наследие» к 100-летию коллекции музея, в 1997 году -сборник «Коллекционеры и меценаты России», в 1998 году - «Сокровища Самарской Луки. Русская живопись XVIII-начала XX века». 
Басс проявила себя и как педагог. С 1957 года она в течение 20 лет читала историю русского и советского искусства в Куйбышевском пединституте, с начала 70-х годов до 1995 года в Государственном Самарском Университете - лекции по истории искусства и художественной культуры Самарской области. В 1980-х годах в течение 2-х лет этот же курс Аннэта Яковлевна читала в Куйбышевском институте культуры. 
Она принимала активное участие и в общественной жизни Самары. Так с 1959 года по 1961 год А.Я. Басс являлась депутатом Куйбышевского городского Совета депутатов трудящихся, была председателем культкомиссии горисполкома, членом президиума Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Многие годы Басс вместе с коллективом и управлением культуры добивалась отдельного здания для художественного музея. Она неоднократно писала письма в разные инстанции по этому поводу, даже было отправлено письмо Раисе Максимовне Горбачевой. Только в 1989 году музею передано прекрасное здание Горкома КПСС, памятник архитектуры начала XX века. 
До этого в 1976 года музеем были приобретены в селе Ширяево два исторических памятника: усадьба крестьянина И. Алексеева (дом И.Е.Репина, где художник работал летом 1870 года, собирал материал к картине «Бурлаки на Волге») и дом поэта А. Ширяевца с уникальными росписями народных мастеров в интерьере. 
Открылись и другие филиалы в области — Тольяттинская картинная галерея и Новокуйбышевский выставочный зал. 
Известно, что каждая творческая личность всегда многогранна. Так и Аннэта Яковлевна проявляла себя еще и как фотограф. В 60-е годы она увлекалась фотографией и сделала множество интересных снимков. В основном это снимки своих родных, знакомых и дочери Наталии. 
В 1970 году в ознаменование 100-летия со дня рождения Ленина Басс была награждена юбилейной медалью «За доблестный труд», в 1976 году — орденом «Знак почета», а в 1988 году- медалью «Ветеран труда». Басс имела звание «Заслуженный работник культуры России». С 1995 года — Почетный гражданин города Самары. 
Выдающегося руководителя, культуролога, достойного гражданина своего города не стало в 2006 году. Но наследие Аннэты Яковлевны живет и память о ней бережно хранится в Самарском Дворце детского и юношеского творчества, выпускницей которого она была 70 лет назад. 

Автор – Сергей Васюткин


Joomla Gallery makes it better. Balbooa.com

Видео


Video1 ubileyDvorca

Video2 ubileyDvorca

Фото


Юбилей глазами фотографа

Юбилей глазами юных