Павленко Виктор Поликарпович-

заслуженный тренер России,

директор «Специализированной детско-юношеской

спортивной школы олимпийского резерва №12»

Я пришел в Куйбышевский Дворец пионеров в 1969 году и работал здесь 5 лет. До того как я пришел руководить кружком настольного тенниса, здесь работал хороший наставник и педагог- Бронислав Адольфович Кейн. В это время настольный теннис развивался  в 2 организациях города: городском Дворце пионеров и в Кировском Дворце пионеров, поэтому внутри города была серьезная конкуренция.

До Кейна здесь работал другой педагог- Мисюрин. Благодаря его работе появились целая плеяда известных спортсменов: Дымов Борис Ильич, Юрий Юренков, в том числе, и Кейн, который потом затем сам продолжил традиции преподавания, заложенные Мисюриным. Кейн также воспитал талантливых спортсменов: Любу Штенмайер, Иру Цирову, Аню Староселец.

А потом пришел уже я. Мой друг детства Валера Закк - многократный чемпион города был хорошо знаком с заведующей учебной частью Куйбышевского Дворца пионеров и школьников Надеждой Александровной Емельяновой и он меня порекомендовал. Мне дали 2 группы по 15 человек. Так я проработал полгода. Это был испытательный срок, а по его истечению мне дали 6 групп по 15 человек. Таким образом, у меня стали заниматься приблизительно 90 человек.  Среди моих воспитанников Галя Дасаева — мастер спорта, одна из сильнейших спортсменок страны,  бронзовый призер первенства России. Сережа Кельман — также мастер спорта, победитель юношеского детского первенства России. В кружке настольного тенниса занимался и Виталий Добрусин. Cегодня он возглавляет журнал «Самарские судьбы». 

Кружок настольного тенниса тогда входил в состав спортивно-массового отдела.  Его руководителем была Лидия  Волкова. Занятия по настольному теннису проходили на втором этаже каждый день: 3 часа утром и 4 часа вечером. Дети занимались 45 минут. Распределение учащихся по группам было в соответствии с тем, в какую смену дети учились, и зависело от возраста и подготовки. Стоит отметить, что тогда настольный теннис в стране был очень популярен. За теннисным столом в пионерских лагерях и и в парках можно было увидеть большое количество, как родителей, так и и детей. Поэтому в кружок был серьезный отбор.

Были дни, когда мы столы в зале и не убирали. Приоритетность была у кружка настольного тенниса, и мы занимали львиную долю времени. Некоторые дети занимались в кружке по несколько лет. Такие дети составляли костяк групп.

Так как были достигнуты  серьезные результаты, нами было предложено, чтобы кружок стал работать по программе детско-юношеских спортивных школ.  Руководством инициатива была поддержана. 

Во Дворце проходили не только городские, но и республиканские соревнования. Кружковцы участвовали как во внутригородских соревнованиях, так и в первенствах страны. На соревнования мы выезжали командой. В то время проводились соревнования между детскими спортивными школами. Такие соревнования традиционно проходили в мае месяце в подмосковных Химках. Наша команда Куйбышевского Дворца пионеров стала на этих соревнованиях серебряным призером.

Я и сам был очень увлечен этой игрой, глубоко задумывался, за счет чего спортсмен может овладеть элементами мастерства и что может ему помочь…

После пяти лет работы во Дворце  меня отметили  и пригласили в школу олимпийской подготовки. Там я возглавлял сборную команду центрального совета «Динамо» и сборную команду Союза.

Моя трудовая жизнь началась здесь - во Дворце. В этой организации, в этом коллективе. А коллектив то был удивительным! Тогда Куйбышевский Дворец пионеров возглавляла Валентина Петровна Поспелова. Вообще,  в то время были очень серьезные педагоги: Лидия Иосифовна Лобода возглавляла школу бальных танцев. Я не раз приходил к ней на занятия и видел, насколько она их профессионально проводила. Человек отдавался своей работе. Был здесь и легендарный педагог- Финкельштейн Василий Павлович, который руководил филологическим кружком. Каждая лекция собирала большую аудиторию. Был туристский коллектив под руководством Юрия Алексеевича Кулакова. Тогда Дворец всегда был заполнен детьми и утром и днем.

Времени прошло очень много, но та торжественная обстановка, которая начиналась от вахты, от гардероба памятна мне и сегодня. Ты сюда приходил и видел, какие люди профессиональные, грамотные, серьезные здесь работают. Ты проникался этим состоянием  от тех, кто работал здесь, от общения с ними. Эта обстановка тебя сразу как-то заряжала.

Я не знаю, как бы сложилась моя судьба если бы я не начинал свою трудовую деятельность в этом учреждении. Спасибо, Куйбышевскому Дворцу пионеров за все!

Беседовал Сергей Васюткин 
Фото из открытых источников сети интернет

80Cyw56KfOsohUZkC4dXmophqfZxeBdZ8

Галина Ефимовна Козловская

доктор исторических наук, профессор

директор Самарского филиала МГПУ

депутат Самарской губернской Думы шестого созыва,

заместитель председателя комитета по образованию и науке,

член комитета по законодательству,

законности, правопорядку и противодействию коррупции.

Моя жизнь на протяжении многих лет была связана с Дворцом пионеров, ведь я не только участвовала в работе пионерского штаба, но и ходила в музыкальную школу во Дворце. 

Когда я училась в 5 или 6 классе, в пионерской школьной дружине случайно узнала о работе штаба «Парус» Дворца пионеров. Мне стало интересно и я подошла к руководителю — Лидии Александровне.  После этого я стала ходить в штаб регулярно.

«Думай коллективно, работай оперативно, спорь доказательно — всем обязательно!» — был наш девиз.

В городской штаб «Паруса» выдвигали самых «ярких» ребят из школ и районных штабов. Заседание во Дворце проходило раз в неделю по выходным, но, конечно, мы могли забежать по делам и в другие дни.  На заседаниях всегда была повестка, обсуждали, что будем готовить к текущим мероприятиям.

Штаб был организатором многих областных мероприятий. Самыми масштабными были, безусловно, в день пионерии - 19 мая.  К ним мы готовились особенно серьезно. В этот день проводился парад на площади Куйбышева. Помню, как на одном из них я читала:

«Пионерия! Пионерия!
Лишь заслышу в дали твой шаг,
Открываю окна и двери я –
Так, чтоб ветер звенел в ушах.
Чтобы сердце затрепетало
И шагнуло через порог.
Пионерия – ты начало
Самых дальних в мире дорог!
»

Парадом тогда командовал Толя Александров*. 

Всей военной тематикой, до появления штаба «Зарница», также занимался  наш пионерский штаб. На 9 мая мы ходили в школы, возлагали цветы к памятнику Ленину и туда, где ветераны организовывали встречи: в парки, на площадь Революции. Тогда ветеранов было очень много. Памятник на площади Славы и пост №1 появились позднее, когда мы уже выросли и не были штабистами.

Проводили политбои — что-то вроде современных дискуссий, смотры дружин в разных школах: иногда как судьи, а иногда сами готовили дружину. Был очень интересный смотр дружин. К такому смотру ребята готовили рассказ о дружине, о самом интересном событии за этот год.

Штаб организовывал дни здоровья, смотры инсценированной песни, проводил  сборы - учеба пионерского актива в интернатах. Там нам показывали, как лучше проводить мероприятия в дружинах. Это были  мероприятия самой разной направленности:  и фольклорные мероприятия по изучению культур, и патриотические, и клубы «Поиск», и туристские.

Летом мы работали в пионерских лагерях. Я была помощником старшего вожатого, тогда у Дворца пионеров был свой небольшой лагерь на 4 домика — на 2 или 4 отряда.  Лагерь располагался на 6-й просеке, где были великолепные сады. Все, кто работал во Дворце, отрабатывали смену и в этом лагере. В нем проходило очень много смен.

А зимой штабом на турбазе проводилась «Ёлка в лесу». Помню на свою первую «елку» я не смогла поехать, так как заболела и из-за этого очень переживала. «Елки» проводились активом Дворца, он состоял из ребят, ходивших в разные кружки.

Много «Парус» ездил по стране и странам социалистического лагеря. Такие штабы были и в других городах, у нас были установлены тесные контакты. Штабисты были в Венгрии, в Волгограде, в Москве, в Ленинграде. Это много значило в плане развития молодежного движения.

Я хорошо помню руководителя штаба — Лидию Александровну. Она мне запомнилась безумно преданной своей работе, своему делу, увлеченным человеком.  Что бы она ни делала, это должно было выполнено по высшему разряду. Нужно всегда стремиться к лучшему, к эталону — этому она нас учила. Мы должны были всегда проводить мероприятие наивысшим образом. Она фонтанировала идеями, она ими буквально жила. Была человеком очень творческим, из любой вещи могла смастерить поделку, руководила барабанщиками. Сама барабанила хорошо и нас этому научила. Всегда была в хорошем настроении. Она была красивая, яркая женщина. Светлые волосы, лучезарная улыбка и голос раскатистый, немного с хрипотцой. Лидия Александровна очень любила ребят, воспитывала как родных детей. У нас всегда был день сбора— 5 ноября. В этот день мы собирались или в штабе, или у Лидии Александровны дома, пели песни. Пела она очень хорошо, все пионерские песни знала: «Орленок», «Альтаир», «Картошку» и много других. Мы всегда собирались...

В музыкальной школе Дворца пионеров по классу сольфеджио мне преподавал Харлампий Фотиевич Киселев. Потом на протяжении долгих лет я вела с ним активную переписку с этим интереснейшим педагогом и человеком. У нас была такая культура — всегда поздравлять открыткой, приходилось писать до 100 и больше открыток к празднику друзьям и знакомым!

Вы меня попросили рассказать о встрече с космонавтом Юрием Алексеевичем Гагариным. Когда я была совсем маленькой (6 лет было, по-моему) в августе 1961 года Гагарин и Титов приехали в Куйбышев. В это время я со своими родителями жила на дачах. Чтобы отдать дань уважения этим выдающимся людям, выбрали меня и мою подружку. На нас надели платьица и мы подбежали и вручили им яркие цветы. К сожалению, я даже точно не помню, кому я вручила букет Гагарину или Титову.

Сегодня, спустя много лет я понимаю, что Дворец играл большую роль в воспитании детей. Он был и остается учреждением дополнительного образования, которое помогало и помогает в реализации больших воспитательных проектов. 

Для меня штаб «Парус»— это удивительная дружба. В нем мы научились организационной работе: как правильно проводить мероприятия, как работать в команде, как должна соблюдаться атрибутика. Думаю, что мы научились очень многому.

Прим. Сегодня Анатолий Иванович Александров- главный режиссер Московского Детского Камерного Театра. 

Беседовал Сергей Васюткин.

c0cuRFzmzio

Юрий Михайлович Шевцов Депутат Самарской Губернской Думы 
четвертого созыва по общеобластному избирательному округу от Всероссийской политической партии «Единая Россия», Председатель комитета Самарской Губернской Думы по законодательству, законности, правопорядку и противодействию коррупции. 

- Во Дворец пионеров и школьников я попал по воле случая. Был учеником Волжской средней школы Красноярского района, следовательно какое-либо отношение к пионерским организациям города Куйбышева иметь не мог. В те времена я играл на баяне, состоял в хоре мальчиков, танцевал в переплясе. Как-то летом родители отправили меня в поселок Широкий Красноглинского района, там я одну смену отдыхал как ребенок. Так как я очень хорошо играл на баяне, то все физкультурные дела были под моим аккомпанементом. После этого мне дали бесплатную путевку на следующую смену. Таким образом, я отдыхал два месяца подряд, как вдруг мне было поручено отвезти рапорт пионерского лагеря. Рапорт-отчет о проводимой работе пионерской организации. И я повез его в Дворец пионеров города Куйбышева. С этого все началось… 
Приехал во Дворец пионеров, захожу с рапортом. Как сейчас, помню, заходишь, потом направо по коридору, затем налево и снова направо и вот ты в кабинете штаба «Парус». Зашел, в кабинете стоит Толя Александров*, сидят ребята за столом. Сел с этим рапортом и сижу, а они в течение часа обсуждают деятельность штаба. А потом Толя, обращаясь ко мне, спросил: 
— А Вы откуда? 
— Я рапорт привез. 
Узнал, что я на баяне играю, танцую и пою в хоре, предложил стать членом штаба. Он был тогда его начальником. Я согласился, сам тогда не понимая всей серьезности вопроса. По сути, по правовому положению я не мог находиться в этом штабе, я — сельский житель, а это город. 
Так началась моя работа в «Парусе». Два года. 
Добирался я во Дворец пионеров из Царевщины на автобусе. На Красной Глинке садился на первый маршрут. Затем доезжал до площади революции, оттуда до Дворца шел пешком, мама отпускала меня. После заседаний штаба я возвращался домой по тому же маршруту. 
Особенно много мы работали летом. Летом штаб собирался и мы получали задания - ходили по пионерским лагерям, проверяя работу пионерских организаций. Приходили, а нас слушали. Стояли пионервожатые - взрослые люди, а мы спрашивали с них как организована работа, как там патриотическое воспитание. Мы вот такие вот шкеты! 
Ездили в лагеря, которые находились в Студеном Овраге, в «Волжский Артек», где сейчас Барбошина поляна. 
Неизгладимое впечатление у меня остались от проведения в летний период сборов комсомольского и пионерского активов. Это происходило в первый раз в «Волжском Артеке», а второй раз где-то напротив Куйбышева на той стороне Волги прямо в лесу. Жили мы тогда в палатках. Там нас учили работать с пионерским активом. Много проводилось спортивных мероприятий. Тогда я получил первое место в соревнованиях по гребле, так как я сам парень с Волги и легко обогнал других ребят. Были и соревнования по волейболу, футболу, плаванию. Туда пионерский актив съезжался со всей Куйбышевской области. 
Новый год мы проводили все вместе — штабисты «Паруса» и комсомольский штаб. Приезжали в Волжский на ночь. Человек, наверное, 50. Выходили в лес, что между поселком Волжским и Малой Царевщиной, украшали елку. 
Очень много я почерпнул в штабе «Парус», увидел интересную общественную жизнь детей. Понял, что можно не просто бегать по улицам, сломя голову, а какую-то пользу приносить. Мы были воспитаны в коммунистическом духе. 
Помню еще наше выступление. Дело в том, что Толя Александров был ведущим телевизионного агентства «Пионерия» в 1962, 1963, 1964 годы. И я не забуду как участвовал в телепередаче. Нас четыре члена штаба рассказывали населению с телеэкранов отчет о работе штабов. Помню и курьезный случай. Я приехал накануне съемок и ночевал у тетки на Безымянке. Утром спешил на передачу, стал гладить пилотку и прожег ее. Чуть не плакал. Когда пришел — меня посадили боком, и съемка черно-белая была, поэтому при демонстрации дырки было не видно. 
Необыкновенным человеком была и наш педагог — Лидия Александровна Токарева. Она была для нас как подруга, очень высокого авторитета. Лидия Александровна хорошо умела выстраивать работу, не давила на нас, развивая в нас инициативу. Это был сильный педагог, и мы ее очень любили. 
Сам факт приезда во Дворец пионеров для меня удивителен. Такое необыкновенное здание по тем временам, да и сейчас оно прекрасно выглядит. А заседания накладывали ответственность на нас — детей, мы становились взрослее, понимали, что работаем в интересах всей пионерии. 

Прим. Анатолий Иванович Александров. Сегодня Анатолий Иванович — почетный работник культуры города Москвы, занимает пост директора Московского детского камерного театра кукол. 

Беседовал Сергей Васюткин

B8RRg TCrTga4TOgkArHEIxJJf2s mfbs

«Артисту Алло удалось из учеников составить

превосходный оркестр. Исполнение этим оркестром Грига и Вагнера повергло меня в изумление»-

А. Луначарский.

«Вечерняя Москва». 8 апреля 1929 года.

 

Еще минута и в зал польются пленительные звуки музыки Грига, Бетховена, народных песен. Это играет ансамбль народных инструментов под руководством известного в Самаре, а затем и Куйбышеве музыканта и педагога Александра Ивановича Алло.

Началось это давно. Очень давно…

Александр Алло  родился в Самаре 15 февраля 1895 года. Необычная фамилия досталась от отца, эстонца по национальности.  В многодетной семье железнодорожного кондуктора денег было в обрез, отец, попав в крушение, был уволен по инвалидности и семья из 7 человек, существовала на средства, полученные по суду за увечье. 

С малых лет Саша стал интересоваться музыкой.  Отцу хотелось, чтобы сын учился играть на скрипке каждый день по два часа. Как писал сам Александр Иванович в своих воспоминаниях: «Мне эти часы казались вечностью, и я под разными предлогами сокращал положенные часы занятий, и это отражалось на моих «успехах» на скрипке»[2].

Но вот наступил 1909 год. Зал театра-цирка братьев Калининых переполнен. В то время, Саша Алло сидит на галерке. Выступает знаменитый балалаечник, солист оркестра В.В.Андреева — виртуоз Траяновский. Этого музыканта знают Москва и Петербург. Он успешно совершил большое заграничное турне. Саша и не мечтал попасть на его выступление, но помог сосед-музыкант. Он принес Саше — контрамарку.

Мальчику кажется невероятным, что такой незатейливый инструмент, как балалайка, может заливать зал столь мелодичными и красивыми звуками.

И Саша решил во что бы то ни стало научиться также хорошо играть на народном инструменте.

На следующий день, преодолев робость, мальчик перешагнул порог номера знаменитого музыканта. Трояновский не оттолкнул, ободрил, показал пример игры, дал ноты. Александр выписал ноты для балалайки и стал украдкой от отца играть на балалайке и разучивать пьесы с аккомпанементом фортепьяно.

Через год в Самару приехал с концертами другой балалаечник, тоже солист оркестра В.В. Андреева, А.Ф. Доброхотов.

Александр Алло познакомился и с ним. Доброхотов на прослушивании сильно удивился, - не имея преподавателя по балалайке, Алло сумел хорошо исполнить ему народную песню «При долинушке». Он стал заниматься с молодым талантом, показал прием балалаечной техники, а затем предоставил возможность выбрать из его репертуара какие угодно пьесы.

Когда Саше минуло 18 лет, его пригласили играть в струнный оркестр чиновника Клаппе. Оркестр выступал на танцах, различных благотворительных вечерах. Все это угнетало молодого музыканта,  и он покинул оркестр.

Вскоре молодой музыкант создал свой собственный квартет. Не в залы «благородных» собраний влекло его. Квартет Алло выступал с концертами перед рабочими, железнодорожниками и крестьянами. Каждый номер они принимали тепло. И тогда уже Алло задумался о большом оркестре.

Осенью 1917 народный дом на улице Льва Толстого был передан железнодорожникам. В эти дни сюда пришел Александр Алло. Им в Клубе имени Революции 1905 года, так стал называться бывший народный дом, был организован самодеятельный оркестр народных инструментов. Трудное было время, но железнодорожники достали все необходимое для молодого коллектива: балалайки, домры и многое другое.

С 1920 года Алло ежегодно посещал в Ленинграде государственный народных инструментов имени его основателя В.В. Андреева и, таким образом, переносил в Самару культуру этого оркестра, брал уроки у Б.С. Трояновского на балалайке и по домре у концертмейстера оркестра В.В. Кацана[2].

Позже Александр Иванович начал привлекать к занятиям детей рабочих. Детской музыкальной школой железнодорожников он руководил до 1923 года.

В городе всем сердцем полюбили оркестр. В Самарской газете «Коммуна» от 1921 года мы нашли такие строчки: «Великорусский оркестр товарища Алло великолепно исполняли народные песни, особенно «Полянки» с ложками и гуслями. Великолепно!»[1].

В 1929 году на выступлении оркестра железнодорожников побывал нарком просвещения А.В. Луначарский.

Затем была работа в общеобразовательной школе №39, тогда же Александр Иванович впервые пришел во Дворец пионеров, тогда он назывался Дворец детей.

Плодотворную работу не смогла прервать и война. Эстрадная бригада под руководство Алло регулярно выступало с концертами перед воинами Красной Армии, в госпиталях, на предприятиях, на станциях Похвистнево, Кинель, Сызрань[4].

После Великой Отечественной войны Александр Иванович вновь вернулся в Куйбышевский Дворец пионеров и школьников, чтобы преподавать.

Регулярно радовали куйбышевскую публику своей игрой юные балалаечники, звонко звучала домра, «пели» гусли. Ни одно крупное мероприятие города не проходило без участия оркестра народных инструментов Дворца пионеров и школьников.

Оркестр завоевал десятки призов и дипломов. В 1940 году стал победителем конкурса на лучшее исполнение произведений П. И. Чайковского. В 1957 г. оркестр Дворца пионеров занял первое место на зональном смотре VI Всесоюзного фестиваля молодежи и студентов, выступавших в столице.

Сам Александр Иванович также был неоднократно награжден: в 1940 году значком «Ударника», в 1948 году медалью «За доблестный труд в период Великой Отечественной войны 41-45 года». А в 1959 году ему было присвоено звание заслуженного деятеля искусств РСФСР.

Когда Алло узнавал через одноклассников, что его воспитанники отстают по учебе в школе, он шел в школу, беседовал с учителями, говорил с родителями — просил создать лучшие условия. В крайнем случае запрещал отстающему в школе ученику посещать некоторое время занятия в оркестре.

В 1950 году в оркестре народных инструментов А.И. Алло занималось 30 детей, а уже в 1951 - 40. Но росло не только количество воспитанников, но и  мастерство игры на инструментах.

Дети играли на домрах вальсы В.В. Андреева, на балалайках — танец из оперы «Иван Сусанин», «Эй, ухнем», белорусскую народную песню «Янка», «Финскую польку», «Колхозную польку», «Степь да степь кругом».

Александр Иванович проводил много занятий и для ребят в детских домах[3].

Многие ученики Александра Ивановича сами становились руководителями оркестров и, спустя многие годы, не забывали своего дорого учителя, писали ему из Пятигорска и Сызрани, Спасска (на Дальнем Востоке) и Новочеркасска, Оренбурга и Рязани, Воронежа и Темир-Тау, Черновцов и Москвы. 

В самарском государственном архиве мы нашли такое письмо одного из его учеников: «Вы, Александр Иванович - друг школьников и Вы для меня очень много сделали, чтобы я стал в ряды малость культурном- вытащили меня из среды босяков-хулиганов. Вы мою жизнь направили в правильное русло. За это вам большое спасибо».

Закончить наш рассказ о педагоге и музыканте Александре Ивановиче Алло мы хотим словами другого его ученика — доцента корабельного института города Николаева: «Оглядываясь назад, выясняется, что только во взрослом состоянии становится понятным сколь велико значение положительного влияния учителей и близких людей. Именно в детстве закладываются основы будущего человека.

Все мелодии, сыгранные в оркестре, остались в памяти на всю жизнь, а вальсы Андреева особенно. Русская классическая музыка Глинки, Чайковского и других стоят в нашей памяти на недосягаемой высоте. Создалось впечатление близости русского духа, русской музыки.

И это все заложено в детстве Вами, Александр Иванович».

Автор – Сергей Васюткин

Список источников и литературы:

  1. «Коммуна». 14 мая 1921 г.
  2. ЦГАСО. Ф. 4903. Оп. 1. Д. 1, Л. 5
  3. ЦГАСО. Ф. 4903. Оп. 1. Д. 15, Л. 8

«За дирижерским пультом- Александр Алло». Н. Завьялов. 14 марта 1959 г., №53(6021).

EKzaKlAa Tg3bvuwb5iYOw6 XsNN08nIJXLZXlMYrWIlL7LNuteW5w

 

Славными страницами в книгу истории Дворца пионеров и школьников вписаны коллективы юных археологов. Сегодня наше внимание привлекли первые объединения археологов во Дворце. Рассматриваемый нами период 70-80-е годы — это рассвет куйбышевской археологии, когда практически во всех районных Дворцах пионеров, во многих школах работали археологические кружки. В 1969 году в город на Волге приехали талантливые ученые— Матвеева Галина Ивановна и Васильев Игорь Борисович. Ими в Куйбышевском Дворце пионеров и школьников был создан первый археологический кружок. Первое занятие было проведено уже в октябре. Помогали им студенты исторического факультета, специализировавшиеся на археологии. Первый выезд кружковцев в экспедицию состоялся в мае 1971 года в село Георгиевка Кинельского района на раскопки курганов (погребальных памятников).

Однако, во Дворце Галина Ивановна и Игорь Борисович проработали недолго и уже в 1971 году кружок возглавил Сергей Александрович Агапов. Вместе со свой будущей супругой — Валентиной Ивановной Пестриковой и другим талантливым педагогом Еленой Борисовной Добрыниной (Щуркиной) педагоги учили кружковцев любви к «истории, вооруженной лопатой», так специалисты в шутку называют археологию. И это им удавалось с блеском!

Создание археологических коллективов было суровой необходимостью. «Это была эпоха новостроечных работ, прежде всего, строились оросительные системы. Работа у нас шла все лето — от 1 июня и до 31 августа. Выезд на все три недели и более того выезд осенью, весной»- вспоминает Сергей Александрович.

Набор в кружок осуществлялся по школам. «Печатали плакаты о наборе. Ну и конечно обход, хотя конечно недолго, так как слухи расходились очень быстро. И когда 1-й костяк был создан (1-й и 2-й наборы — мой и Галины Ивановны), тогда уже ребята из этого «костяка» сами приглашали друзей[1].

В экспедиции кружковцы отправлялись по 30-40 человек. Но были сборы, когда было и до 100, например раскопки Хвалынского могильника в Саратовской области. Длились экспедиции две недели. Мальчики учились ставить палатки и разводить костер, а девочки готовить, и все вместе работать на раскопе: снимать аккуратно культурные слои, работать с нивелиром и на отвале, делать зачистку. Но это был не только труд, но удивительная совместная жизнь на природе, общение, дружба.

Ребята из археологических кружков объездили всю Куйбышевскую область! Не было мест в Самарской области, куда бы не съездили. От Приволжского района до Похвистневского. Работали у села Утевка — раскапывали знаменитые царские курганы.

Выезжали в соседние регионы: Татарстан, Оренбуржье, Саратовскую, Свердловскую, Челябинскую область, Башкирию.

Помимо летних экспедиций, которые длились с 1июня по 31 августа, были выезды и осенью, весной. Выезжали, пока было тепло, на субботу и воскресенье. Часто в Безенчук, где находился памятник 2-го тысячелетия до н.э. эпохи бронзы.

Работать начинали засветло в 6, в 7 часов. 3 часа утром. Затем, как правило, был большой дневной перерыв из-за жары, а затем снова работали 4 часа. В перерывах и вечерами ребята занимались обработкой найденного материала. Это называется «черновой» работой. Аккуратно промывали и склеивали осколки посуды, шифровали каждый кусочек керамики, т.е. подробно описывали где и когда найден, к какому веку относится.

Копали юные археологи самые разные культуры: поздний палеолит (работали в пещерах Братьев Греве), неолит (Хвалынская неолитическая культура), эпоху поздней бронзы, срубную культура, абашевскую культуру, сарматов, савроматов, Золотую Орду, ездили в экспедицию в Муромский городок (булгары).

А какие только находки не попадались! Сними полуторометровый слой земли и возьми ее своими руками. Наконечник стрелы, быть может, пронзивший когда-то быстроногого оленя. Бронзовый нож — им разделывали тушу убитого зверя. Осколки сосуда, к которому прикасались руки древнего человека. Земляные валы и укрепления, орудия труда из железа, женские украшения, каменные топоры.

Находки хранились в фондах государственного университета и педагогического института, там находились археологические лаборатории.

Однако, постоянная выставка была и в 5-м кабинете в самом Дворце. Стояли шкафы, на которых располагались наборы посуды разных эпох, вещи для занятий.

Безусловно, самые выдающимися экспедициями были раскопки Хвалынского могильника в Саратовской области. До сих пор, это древнейший могильник индо-европейцев в Восточной Европе и самый большой по объему. Там найден первый металл, который появился у человека в Восточной Европе и первые медные украшения. Затем весь материал отправлялся в Москву, в академию наук СССР. Сегодня все находки из раскопок Хвалынского могильника находятся в Московской экспозиции.

При раскопках в составе Средневолжской экспедиции ребята из Куйбышевского городского Дворца пионеров и школьников работали совместно со студентами университета и пединститута.

Особенно запоминающимся для детей было посвящение в археологи. Обряд проходил в последний день экспедиции. Им руководил шаман, он же раздавал юным археологам «раскопные имена». «Тень шамана носилась вокруг костра. Играл гривой спутанных волос ветер, блестели в темноте белые зубы, дрожали лохмотья одежды... Собравшиеся у огня ребята с веселым ужасом следили за каждым движением дикой пляски.

Вот шаман на секунду замер.

-А-а-а- Под хохот ребят он за руку вытаскивает из круга «жертву», которая должна быть принесена в дар великому деревянному идолу. Правда в последний момент шаман смилостивится, и «жертвой» станет великолепное соломенное чучело. У лесного костра — праздничный фейерверк искр, шутки, смех»[2].

В холодное время года на занятиях кружка вместе с руководителями оформляли отчет летней экспедиции, фотографировали найденные предметы, учились с большой тонкостью перерисовать их, посещали экскурсии в музеи и парки города, встречались с молодыми учеными Куйбышевского Государственного педагогического института (историками и археологами). Осуществлялась подготовка и заслушивание каждого кружковца с сообщениями, докладами, рефератами, на занятиях в кружке с последующей рекомендацией и организаций выступлений в классах, школах с целью углубления знаний школьников, привития им навыков самостоятельной работы с первоисточниками.

Большое внимание уделялось лекциям ученых и педагогов ВУЗов города, а также практическим занятиям на кафедрах и в лабораториях, выполнению заданий ученых и организаций города, участию во Всесоюзной экспедиции «Моя Родина — СССР»[5,8].

Сергей Александрович рассказывает: «Занимались дети не только Дворце, но и в фондах Педагогического Института. Дело вот в чем, объем работ был очень большой, материала несчетное количество, естественно, в те времена никаких реставраторов, мойщиков керамики не было. Всю эту работу делали школьники. Они дневали и ночевали — буквально жили там. Семьи у всех были разные — у кого-то родители пьяницы, алкоголики или семья неполная. Понимаете в чем прелесть работы кружка — это не просто пришли ребята во Дворец на час сказки послушать. Они были в центре, были востребованы, были при работе. Ребята буквально дрались за право горшки клеить, металл чистить. Без них Куйбышевская археология была бы немыслима, так как объемы были огромны».

Ездили юные археологи и на экскурсии другие города Советского Союза. Так, в 1987 году были проведены экскурсии в Ленинград.

Когда мы говорим о детской археологии в городе Куйбышеве, нельзя не сказать о научных конференциях проходивших в стенах Дворца. Со своими наградами: грамотами, значками. К таким конференциям школьники готовили доклады, обменивались опытом. Кто только не выступал перед ребятами! Это и председатель областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры доцент Л.В. Храмков, и доктор исторических наук Е.И.Медведева, к.и.н Г.И. Матвеева и другие.

Темы докладов выступающих поражают охватом. Приведем лишь некоторые: «Могильник вождей раннего бронзового века», «Жизнь и гибель булгарского народа в Жигулях», «Новопавловский курганный могильник», «Исследование Бурыгинского могильника», «Раскопки археологических памятников в зоне строительства Сорочинского водохранилища»[3].

Достаточно сказать, что количество юных археологов-докладчиков на городских научных конференциях учащихся достигало 60-70 человек, и организатором приходилось устраивать 2-3 секции археологического направления.

В 80-е годы в стенах Дворца работали 2 археологических кружка по 27 детей в каждом, археологов-краеведов (54 ребенка), антропологический (54 ребенка), историков-краеведов (27 человек).

Из числа лучших кружковцев подготавливали инструкторов-археологов.

Для родителей часто проводились открытые занятия, они приглашались на выставки, конференции, собрания.

Многие выпускники кружка закончили исторические факультеты государственного университета и педагогического института, стали профессиональными археологами или какое-то время работали в археологии: Н.В. Овчинникова, М.С.Седова, А.Ю.Иванов, Ю.И.Колев, А.А. Ластовский, А.И.Крамарев, к.и.н П.Ф.Кузнецов, к.и.н. М.А.Турецкий.

Дворец пионеров и школьников благодаря своим талантливым педагогам, благодаря слаженной работе, взаимодействию с Государственным университетом и педагогическим институтом взрастил ученых: профессоров и кандидатов исторических наук, археологов- достойных граждан страны.

Автор - Сергей Васюткин.

Список источников и литературы:

  • Интервью с Сергеем Александровичем Агаповым. Архив СДДЮТ.

  • Л. Каморжина «Клады каменного века». Волжский комсомолец. №181(10504), 12 сентября 1976 г.

  • Приглашение недели науки «Знание-сила» для старшеклассников города Куйбышева 1-9 марта 1974 года. C.10., Архив СДДЮТ.

  • Общество юных археологов г.Самары. Архив СДДЮТ.

  • Архив СДДЮТ. Перспективный план работы отдела науки и краеведения на 1987-1988 учебный год.

 


Joomla Gallery makes it better. Balbooa.com